РУПРЕХТ — герой «повести в XVI главах» В.Я. Брюсова «Огненный ангел» (1907-1908), прототипом которого был сам автор. «Огненный ангел» был задуман как стилизация под подлинный текст XVI века, рукопись, дошедшую в поздних списках и впервые изданную (в переводе с немецкого) на русском языке с предисловием Брюсова.
Своеобразным брюсовским ходом является идея воплощения ангела в человека. Из эпитета "ангельский" (ангельская красота, ангельская кротость) вырастает сюжетная линия об австрийском графе Генрихе фон Оттергейме. Сновидение в данном случае служит не только видением, но и отражает духовное состояние Ренаты. Если раньше ее контакт с невидимым миром был непосредственным и постоянным, то теперь этот мир отдалился. Послание от ангела приходит Ренате через сон. "Наконец, когда силы уже покидали Ренату, показался ей Мадиэль в сновидении и сказал: "Так как ты хочешь быть со мною в телесном союзе, то я явлюсь тебе в образе человека, жди меня семь недель и семь дней".
Автобиографичность повествователя в романе предполагает последовательное воспроизведение событий от собственного рождения до момента встречи со сверхъестественным, повествователь становится летописцем сверхъестественного, призывая всех, имевших с ним дело, оставлять записи. Описать неописуемое - сложная задача, поставленная рационалистом самому себе. Требование сделать это беспристрастно, без украшений он распространяет на всех, кто столкнулся со сверхъестественным.
Стихи Брюсова 1914-1917 годов о войне собраны в трех отделах «Семи цветов радуги» и в одном из отделов «Девятой Камены». По духу и стилю они сравнительно мало отличаются от журнальной патриотической лирики того времени. На фоне брюсовской поэзии они не представляют собой принципиально нового явления. Хотя к 1914-1915 годам Брюсов во многом отошел от своего метода героизации действительности, в его патриотических стихах этот метод продолжает применяться. Наряду с конкретно-описательным изображением войны с помощью детализированных батальных образов- вплоть до зарядных ящиков, походных кухонь, стреноженных коней у казачьего становья, траншей, взрывов шрапнели и т. п. - Брюсов в тех же стихах прибегает к обычной для него культово-мистериальной символике.
Брюсов родился в зажиточной купеческой семье. Отец Валерия Брюсова, Яков Кузьмич, в зрелые годы отошел от торговых дел и жил на проценты. Это был человек, не сумевший найти свое место в жизни, но стремившийся к знанию, демократически настроенный, атеист, поклон-пик Писарева и Дарвина. В соответствии с убеждениями отца было поставлено и воспитание будущего поэта. Юному Брюсову прививалось независимое отношение к авторитетам и догмам, трезвые, рационалистические взгляды на жизнь и интерес к естественным наукам.
Любовь к труду и вера в него, вера в человека труда — умного и дерзостного — определяла оптимизм Брюсова. Он непрестанно славил «подвиг мысли и труда», его героями становятся и безымянные труженики — пахарь и каменщик, рабочий и швея, и великие труженики науки: Дени Папен и Лейбниц, первые легендарные «космонавты» Дедал и Икар. И впоследствии — после победы Октября — новую, Советскую Россию поэт славил как республику свободного труда («Праздник труда», 1909).
Счастье работы, сладостное чувство удовлетворения свершенным, желание идти дальше - все это ясно сочетается в стихотворениях «Работа», «Блудный сын» и многих других. Тяжким повседневным трудом представляется Брюсову и само поэтическое творчество. Именно здесь появляются поставленные эпиграфом к реферату строки, где муза была уподоблена волу. Примечательно и то внимание, которое Брюсов уделяет «мгновениям жизни». Целый раздел в книге он называет «Картины». Это стихи о рассветных часах в городе, о впечатлении от случайно встреченной женщины, о скачках и т.п. Случайный мимолетный разговор прохожего с рабочим, возводящим стену, явился сюжетной основой для знаменитого стихотворения «Каменщик».
В процессе самоопределения поэзии Брюсова и его эстетических взглядов очень важным оказалось воздействие на него творчества Эдгара По, отчасти парнасцев, Бодлера и особенно французских символистов, в первую очередь Верлена, а также, в меньшей мере, Малларме. Именно они во многом подсказали Брюсову лирические темы и формы, в которых он мог закрепить то новое, что увидел в себе и в окружающем. Вместе с тем заметно повлияли на Брюсова и его русские современники, представители «нового искусства» - Сологуб, Гиппиус, Мережковский, самый младший и самый близкий к методам новейшей французской поэзии Ал. Добролюбов, Коневской и, более других, восторженно воспринятый Брюсовым Бальмонт.
Одним из ярких показателей эволюции эстетических взглядов Брюсова являются изменения в его отношении к концепциям современного театра, о судьбе которого он много и углубленно размышлял. В 1902 г. и в ближайшие последующие годы Брюсов отстаивал принцип условности и самовыражения актера как главные основания театрального искусства и резко возражал против натуралистического реализма, который, по его мнению, характеризовал деятельность Московского Художественного театра (Брюсов В. Ненужная правда. По поводу Художественного театра.- Мир искусства, 1902, № 4; также: Брюсов, VI).
В Москве 1 декабря 1873г. в доме Херодиновых по Милютинскому переулку у Матрёны Александровны и Якова Кузьмича Брюсовых родился мальчик. Был он некрасив, с большой головой “толкачом”, но матери первенец оказался “очень хорошеньким”, и нарекли его редким и нарядным именем - Валерий. Семья Брюсовых была купеческой. Дед Валерия Яковлевича по отцу, Кузьма Андреевич, крепостной крестьянин, в 50-х годах 19 века откупился от барина и, получив “вольную”, занялся торговлей. Торговал он пробкой. К концу жизни разбогател, оставив в наследство сыну каменный дом в Москве, лавку и капитал. Отец Брюсова с детства был приставлен к делу. У приходского дьячка научился азам грамоты: мог писать и считать, однако торговля мало привлекала Якова Кузьмича.